mr_stapleton: (Default)
Перевод книги
Yves Pinguilly. Contes et Légendes de Bretagne. Illustrations de Joёlle Jolivet
закончен.


Все тринадцать сказочек можно найти здесь:
I. Ночная прачка
II. Остров Уэсан: кровь и туман
III. Девушка и сеньор
IV. Королева корриганов
V. Рай для портных
VI. Город Ис
VII. Как бретонец из Арморики стал королём Аравии
VIII. Ребёнок-подменыш
IX. Мальчик-с-пальчик и его братья
X. Справедливый человек
XI. Плугастельские влюблённые
XII. Последняя вечеринка Маргодиг
XIII. Русалка из Порт-Блана

Ежели сыщется герой, способный издать сие на бумаге, - милости просим :)
На всякий случай комментарии к этой записи скрываю.
Предложения по улучшению переводов приветствуются в комментариях к соответствующим текстам ;)
Ваш я.
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация




Вот случилось однажды
Как всегда говорят
Если что-то поведать быстрее хотят.


*

Как знать, что за радуга протянулась нынче между облаками? Может, это нимб святого – а может, змей, пришедший утолить жажду морской водой?

Несомненно одно – в тот день Богоматерь Порт-Блана покинула свою молельню, чтобы навестить другую Богоматерь в её часовне на другом берегу морского залива...

И в тот же день Ивона пришла в бухту, что неподалёку от стрелки мола близ Порт-Блана, её родной деревни – набрать в горшок немного морской воды...

Ивона была девушкой очень богатой, очень красивой и очень надменной. Она с самого детства хотела выйти замуж за самого красивого и самого крепкого рыбака с побережья Трегора, а уж никак не за какого-нибудь бродягу-побирушку, каких кругом пруд пруди. В Порт-Блане это знали все – ведь она твердила об этом повсюду, да и болтлива была хуже сороки. И все знали, что она уже выбрала себе будущего жениха, а затем и мужа: Жакé, лучшего моряка с лучшей рыболовецкой барки.

выбрать-то она выбрала... )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация




Сказка как сказка –
Начинается с первого слова,
А заканчивается прощанием.


*

Правду говорят: девушки нескромные да с большими запросами, падкие на побрякушки да на золотишко, подвергают душу свою вечной опасности; а особенно те, что гнушаются связать свою жизнь с человеком простым, работящим да богобоязненным. Маргодиг была как раз из таких.

Каждый день эта красотка крестилась, омыв пальцы в фонтане близ Сент-Эфлама в Плестэне, но всё тщетно. Она оставалась нескромной и кокетливой, с большими запросами и вольными манерами. Иногда она прогуливалась по Гревской отмели, и её забрызганное солёными волнами платье то и дело прилипало к попе, что не мешало ей креститься, проходя перед возвышавшимся над морем и словно присматривавшим за ним крестом.

Вернувшись домой, эта дивная девушка тут же принималась за любимое занятие – расчёсывала свои длинные рыжие волосы. Жила она со своим отцом Фанхом, старым рыбаком, который больше не рыбачил, да и за всю свою жизнь так и не получил за свою рыбу ничего, кроме нищеты.



одним летним вечером... )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация




Умолкнет сказочка сама собой,
Когда иссякнет слов её поток.
Вот парень, девушка и их любовь;
Итак, начнём мы в солнечный денёк...


*

На свете много краёв света, но тот, где разместился Плугастель, не похож на другие. Плугастель – скалистая местность, на которую с одного бока вечно нападают волны. Местность, куда попадаешь, пройдя пыльные вересковые пустоши, проплутав запутанными вздымающимися дорожками навстречу всё сметающему ветру.

Люди до сих пор помнят, как коротенькая речушка, омывающая Плугастель и впадающая рядом с ним в море, называлась Дур-Дун, ещё не получив имя барона Элорна. Именно она отделяет этот уголок Леона от Корнуаля.

В начале лета, когда радушная земля щедро предлагала свои дары, праздновали День Земли. Надо сказать, что в те времена, несмотря на скалы, поля были цветущими садами, где росло всё, что может накормить человека. И колосья ржи в июньских полях казались шевелюрой феи. В Плугастеле уже появилась первая клубника... кстати, в те времена спелая клубника была белой.

подробнее о клубнике )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация




Сказка
ночи и дня
Для тебя
для меня
да да да
ля ля ля
полуночи полудня.


*

Бретань стояла на коленях, давно порабощённая. Каждый знал, что время вольно мчаться вслед за ветром ещё не пришло, что надо жить дальше со своим горем, своими мучениями, своими несчастьями. Каждая церковка, каждая часовенка, каждый крест горестно взирал на песчаные пустоши, на берега, на перекрестья ложбинок.

Всё затихло, но сердца продолжали биться, отстукивая ритм настоящей жизни, всегда сделанной из половинки ночи – не больше – и половинки дня.

Стоял октябрь – нежное время буков и грабов.

тогда-то... )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация




Пусть сказка вид свой всегда меняет
Смысл её слов не засыпает
Сказка плачет
Сказка смеётся
Сказке время всегда найдётся.


*

У сеньора Керблеза было три сына – довольно мало для человека, который женился, разводился и снова женился чуть ли не каждую весну... и так двадцать лет.

Но в конце концов он, похоже, изрядно постарел, и апрельская сирень уже не пробуждала в нём новых любовных страстей.

Бороду его, дотоле чёрную, как вороново крыло, стало постепенно припорашивать белым, словно солью.

Он прекрасно понимал, что провёл в этом мире почти всё отведённое ему время. И потому решил, что пришла пора оставить землю и титул одному из сыновей. Его первый мальчик был силён и красив, второй – красив и силён. Их вскормили разные матери, но всё равно их часто принимали за близнецов.

но был ещё и третий... )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация




Слушайте
Двумя глазами
Слушайте
Двумя ушами
Ждите
Сказки с чудесами.


*

Тени деревьев то прятались и застывали в траве в полдень, то вытягивались до горизонта к вечеру – а Мария с утра до ночи всё трудилась не покладая рук на своих шести гектарах. Она в одиночку помогала поспевать овсу, ржи и гречихе. В одиночку держала кур и трёх свинок. Она не жалела сил, и даже когда нанимала в самые горячие деньки помощницу-другую, всё равно всегда всё делала сама, а остальные – только то, что осталось...

Соседи говорили, что она "держит землю за руку, словно подругу, с которой идёт на прогулку". Так оно и было, и земля, отвечая любовью на любовь, одаривала её щедрыми урожаями. С тех пор, как Мария овдовела, у неё не было мужа, и она так и жила со своими родными гектарами.

К счастью, у неё остался малыш Лоик, которому ещё не исполнилось года. Щёки у младенца были нежно-розовые, точно лепестки маргариток. Маленькое белое тельце благоухало молоком молодой матери. Нет слов – прелестное дитя!

Мария знала, что придёт день, и её Лоик наберётся сил, чтобы тесать камни или возделывать землю. Но она знала и то, что, повзрослев, он сохранит ту самую неброскую красоту, которой светились святая Анна и её дочь Мария. Когда видишь в людях такую красоту, веришь, что они несут в себе изначальный свет, который не погаснет.

Словом, он был так чудесен, так дивно сложен и дарил такую надежду, что Мария говорила сама себе: "В один прекрасный день он сделает жизнь мечтой".



однажды... )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация




Послушайте, коль интересно,
Вот эту маленькую сказку,
В которой вовсе нет обмана,
Ну разве что словцо-другое.


*

Парень был из Коаду, и это почти всё, что о нём можно сказать. Как все, он болтался в животе своей матери, словно жёлтый цветок дрока на ветру или ягода с куста шиповника по песчаной пустоши. В день, когда он решил появиться на свет, мать, у которой никогда не было настоящего мужа, пряла лён у соседки Матиг. Может, он слишком сильно упирался головой, торопясь глотнуть свежего воздуха? Так или иначе, как только он оказался рядом с пучком льна, мать его скончалась с последними родовыми схватками.

Пришёл он в мир один-одинёшенек, и не было у него ни отца, ни матери, чтобы научить его влачить нищету через все времена года. И воспитывать его взялась Матиг, чья когда-то белая кожа уже покраснела от прожитых лет.

В день его рождения вечно рыщущий в поисках заблудших душ дьявол наверняка слонялся неподалёку... потому что искупать малыша в водах фонтана Сент-Ильтюд догадались сразу, а вот окрестить его никому и в голову не пришло!

шли годы... )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация



Что же такого нового на Исе,
Что молодёжь уже совсем взбесилась,
Что отовсюду слышен звук волынок,
Пассажи арф, гобоя переливы?


*

Чтобы прочесть знаки на горизонте, надо сначала увидеть горизонт. А ещё надо уметь читать...

В стародавние времена в Бретани люди построили город на самом берегу моря; открытый город, где корнуальские моряки встречали финикийские и критские суда, принимали экипажи из Египта и Микен.

Если бы в те далёкие времена умели читать знаки на горизонте, строители Кер-Иса, легендарного Иса – а именно о нём пойдёт речь – ни за что не стали бы возводить могучие стены в самой пасти океана!

Если бы в те далёкие времена люди умели читать, они бы поняли, что наша земля – это лицо, а нос у этого лица – Бретань. И нос этот то и дело погружается в море, чтобы вдохнуть запахи другого мира с другого края света.

Так Бретань понемногу опускается в море, неохотно клонясь, словно дрок под порывами ветра.

И так однажды Ис, построенный больше двадцати веков назад между полуостровом Крозон и мысом Сизан, оказался ниже уровня моря.

Для защиты от солёных волн и мощных приливов жители воздвигли высокую дамбу. Гавань городского порта соединял с безбрежным океаном шлюз, который открывали лишь в отлив, чтобы впускать и выпускать корабли.



в те времена... )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация



В те дни – уж их растаял дым –
Имевший пару глаз
Не ощущал себя слепым,
А видел в самый раз.
А кто имел всего один,
Тот вовсе был смешон:
Дорогу дважды проходил,
Чтоб видеть с двух сторон.


*

Ночью звёзды прямо за дверью. Днём они тоже там, на свежем воздухе, но чуть дальше...

В тот день Гвазиг встал, как всегда, изрядно уставшим: бедняки не вольны подниматься по-другому! Звёзды прятались на донышке неба, день просыпался с лучами солнца. Гвазиг съел немного гречки и пошёл на промысел. Как и его отец, он работал соледобытчиком на острове Батц. Пока Гвазиг извлекал соль из моря, его жена Нольвен в порту потрошила рыбу для прекрасных дам Роскофа, Морле и других близлежащих мест.

В тот день их работа оказалась немного короче из-за бури, внезапно нагрянувшей с лихим отчаянием разбойника.

Они крепко заперли окна и дверь, защищаясь от ливня и ветра, и съели по миске пахты, прежде чем приступить к вечерним делам.

Не успели они помолиться после еды, как в дверь постучали. С некоторой опаской пошли отворять. На пороге стояла старуха, которую они частенько видели издалека... она жгла водоросли, и никто на острове не знал её имени. Она попросилась на ночлег. Гвазиг впустил её, слегка дрожа и гадая: не прячет ли странная гостья чертей в чепце или юбках.

Нольвен и Гвазиг, небогатые, но гостеприимные, дали старухе немного горячего супа – отогреться душой и телом, а затем постелили ей у печки.



странные гостьи и таблетки от жадности )
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация



"Давным-давно", да "Жили-были" –
Так начинаются все сказки.
В них нет ни "если", ни "возможно",
Ведь у треноги три ноги.


*

В те времена земля уже была круглой. Это было давным-давно, когда на деревьях росло пшено, а огромный дуб из священного леса Пломодьерн был всего лишь маленьким жёлудем в траве!

Жила тогда в убогой хижине в долине у подножия горы Менез-Ом молоденькая девушка. Мать её пряла лён, отец был старьёвщиком, но оба уже давно услышали стук колёс телеги Анку* и умерли друг за другом. Их дочке Аурели осталась в наследство лишь старая корова, с которой она целыми днями печально бродила под голубыми или серыми небесами.



о корове, дичи, коне и траве )
mr_stapleton: (Default)
Ещё одна бретонская сказочка в моём переводе добралась до конкурса.
Сегодня заканчивается приём работ, а в воскресенье и голосование.
Так что последний шанс сделать чёрное дело – вот он ;-)





© Joëlle Jolivet, иллюстрация

Работа, участвующая в конкурсе "Музыка перевода 2"

Оригинал: La Lavandière de la nuit, Yves Pinguilly

Перевод с французского: Александр Андреев

Ночная прачка (перевод)

Хотите – верьте,
Хотите – проверьте.

*
Читать полностью )

08.12.2010



Оценить перевод:


Блестяще!
Что-то в этом есть
Не впечатлило
Разочаровало





La Lavandière de la nuit (оригинал)
Si vous voulez bien, croyez-moi
Sinon, allez vous-mêmе у voir.

*
Читать полностью )
Конкурс организован бюро переводов
iTrex
.
mr_stapleton: (Default)
© Joëlle Jolivet, иллюстрация



Yves Pinguilly. Qui voit Ouessant voit son sang – 1 )

Yves Pinguilly. Qui voit Ouessant voit son sang – 2 )

И снова - заходите :)
Под катом Вы можете проголосовать за перевод ещё одной славной бретонской сказочки.
Формат конкурса вынудил разбить текст на две части, но, надеюсь, щёлкнуть дважды не очень тяжело :)
Заранее благодарен за помощь в борьбе с интервентами оккупантами конкурентами!
А ещё будет ужасно здорово, если Вы поддержите и другие мои и Олины работы :)
mr_stapleton: (crete_rose)
Cher Denis, joyeux anniversaire !
C'est en peu grâce à toi que je m'intéresse au folklore breton :)
Je t'embrasse très cordialement,
et dit bonjour à Alex !
Sacha




© Joëlle Jolivet, иллюстрация


Кусочек мяса или хлеба
Добро всегда летит до неба
Добро желудку и ушам
Раз в сказке место чудесам.

*

Трудно сказать, в какой епархии больше всего портных и где они самые ловкие. Может, в Сен-Поль-де-Леон? в Сен-Тюдюаль-де-Трегье? в Сен-Бриёке? в Сен-Мало? в Сен-Самсон-де-Доль? в Сен-Патерн-де-Ванн? в Сен-Корантен-де-Кемпер? Ни один из семи великих бретонских святых вам не ответит. Одно можно сказать наверняка: портным крупно повезло, ведь они весь день то на фермах, то в домах, зимой всегда рядом с очагом, и круглый год недалеко от женщин. Но недаром говорится – портной что курица: что ступит, то клюкнет.

Стоял июнь. Поля близ Роскофа украсились льном. Портной Янник с утра сидел в одном милом домике, повернувшемся спиной к морю. Он шил да порол, не замечая, как бьют часы на колокольне Нотр-Дам-де-Кроас-Баз. Миновал полдень, и хозяйка усадила его поесть. Он знал, что в краю белого хлеба, в огромном каменном доме на его долю хватит и сала, и сидра, и, конечно же, аккуратно сложенных блинов с маслом. Ему и впрямь предложили всё это, а в придачу ещё и стаканчик доброго португальского вина, завезённого сюда, несомненно, контрабандой.
Когда хозяйка отправилась в угол натирать воском мебель, чтоб та сияла не хуже чешуек свежей рыбы, она забыла на столе перед портным бутылку вина и стакан. Янник освежил стаканчик и продолжал шить. Немного погодя, собираясь вновь поженить иголку с ниткой, он плеснул себе ещё, но поклялся: "Чёрт меня побери, если я выпью ещё стакан!" Закончив смётывать платье, прежде чем подшивать, он налил себе ещё стаканчик, но воскликнул: "На этот раз уж точно всё, и чёрт меня побери, если глотну ещё хоть каплю!" Но, понятное дело, июнь, жара, да и кто знает, возможно, съеденное сало оказалось чересчур солёным. Он не устоял и опрокинул ещё стаканчик.
Лишь только последняя капля вина смочила его глотку, рядом послышался лёгкий шум. Не удивляйтесь: он увидел перед собой громадного… чёрта! К нему пожаловал сам Дьявол. Он открыл большой мешок и приказал портному залезать.
Янник оказался не робкого десятка. Чтобы защититься от адских козней, он громко проговорил: "Если ты бес, заклинаю тебя святым Эрве – убирайся! Убирайся, заклинаю тебя именем Господа, если ты Сатана!"
Но Дьявол ухватил его за локоток и ответил:
- Портной, ты мой. Ты дважды поклялся: "Чёрт меня побери, если я выпью ещё хоть каплю".
Янник пытался отбиться ножницами и иголкой, но тщетно. Дьявол запихал его в мешок и понёс.
Чуть погодя, проходя в опасной близости от церквей Сен-Поля, Дьявол вспомнил об одном незаконченном дельце с чёрной курицей, что задолжала ему нескольких цыплят. Уходя, он поставил мешок на краю поля, меж двумя грядками артишоков, чтобы забрать позже. Подпасок, гнавший мимо скотину, заметил мешок, смеха ради наподдал по нему ногой… и услышал, как мешок закричал:
- Эй! эй! Пожалейте меня! Не обижайте!
- Кто ты такой, старый мешок? Почему говоришь человеческим голосом?
- Это не мешок говорит, это я, Янник-портной! Пожалуйста, освободи меня побыстрее, меня сюда сам Дьявол упрятал.
- Освободить тебя… Хм… ладно, я не против, но что ты мне за это дашь?
- Послушай, – умолял Янник, – я заштопаю тебе задаром всю одежду, и ту, в которой ты ходишь в поле, и ту, что носишь в праздники.
- Клянёшься?
- Клянусь!
Мальчишка развязал мешок, Янник тут же выскочил – и полной грудью вдохнул воздух свободы. Видя, как он огромными глотками пьёт солёный морской воздух, паренёк рассмеялся и предложил:
- Хочешь, подшутим над твоим чёртом?
- Конечно, но как?
- Видишь этого козла на верёвке? Он раз сто плавал отсюда в Англию…
- И что?
- Он хуже десятка яростных оборотней, и я рад от него избавиться. Посадим его на твоё место, и пусть отправляется в ад.
- Давай же, не будем терять времени.
Они ухватили козла за рога, запихнули в мешок и быстренько завязали.
Наступил вечер. Дьявол, довольный тем, что отведал курятины, нашёл свой мешок среди артишоков, взвалил его на плечи и живенько потопал в ад. Добравшись до дома, он вручил мешок своим малюткам-дьяволятам, а сам отправился к жёнушке. Козла достали из мешка, и адский жар тут же обжёг ему ноги. Он встал на дыбы и, лягаясь, побежал, разбрасывая повсюду раскалённые угли. Он даже поранил ими двоих дьяволят, спокойно учившихся считать до трёх на пальцах.
Все черти ада всполошились, сбежались и ну кричать:
- Отец всех чертей, что ты нам притащил?
- Портного… Эге! портного, который превратился в козла!
- Выброси-ка его отсюда, пока он не погасил наш огонь! И никогда больше не таскай портных в наше царство!

Так и сделали.
Козла выкинули из дверей ада, и с тех пор дверь эта для портных закрыта навеки. Поэтому, само собой, все портные попадают в рай.


Yves Pinguilly. Le Paradis des tailleurs )


Здравствуйте, злые люди доброй воли!
К вам обращаюсь я, друзья мои!

Случилось так, что наш предок Хьюго полюбил я вновь не устоял перед искушением и отправил сей труд на конкурс переводов.
Теперь он [труд] болтается неподалёку от лидеров, но до вершины ещё не добрался.
Если у Вас появится желание ему [труду] в этом помочь, алгоритм такой:
1) заходите на страничку с произведением http://itrex.ru/konkurs2/work/758
2) листаете вниз до того места, где заканчивается текст и начинаются комментарии
3) шлёпаете курсором по самой красивой кнопке. на мой взгляд, самая красивая кнопка там слева ;-)
Голосовать можно один раз, так что подходите к этому [без]ответственно ;-)

И, кстати, если уж вы туда доберётесь, можете помочь и милому моему сердцу пропойце Каванаху.
Для этого тот же самый порядок ходов нужно сделать по адресу http://itrex.ru/konkurs2/work/350
Спасибо за внимание! :)
Ваш я
mr_stapleton: (Default)
посвящаю этот маленький перевод замечательной [livejournal.com profile] quasi_genie
с днём рождения!




Дашвант пошёл дальше...
Всё очень просто - несмотря на постоянный присмотр со стороны цеха, ему как-то удалось исчезнуть. Его больше ни разу не видели ни при дворе Моголов, ни где бы то ни было в Сикри, ни где бы то ни было во всей стране Хиндустан. Его тело не вынесло на берег озера, его не нашли свисающим с притолоки. Он просто исчез, словно никогда не существовал, и с ним исчезли почти все изображения Кара-Кёз-Намэ, кроме последней картины, на которой Госпожа Чёрные Очи, выглядевшая очаровательнее, чем на всех предыдущих полотнах Дашванта, встретилась лицом к лицу с человеком, которому суждено было стать её судьбой.
Раскрыл тайну, конечно же, Бирбал.
Через одну неделю и один день после исчезновения Дашванта мудрейший из придворных Акбара, тщательно исследуя поверхность последнего оставшегося изображения таинственной принцессы в надежде найти ключ к разгадке, обнаружил странную техническую деталь, дотоле остававшуюся незамеченной. Изображение словно бы не заканчивалось у каймы, в которую заключил его Дашвант, но, по крайней мере в левом нижнем углу, продолжалось и под узорчатой, в два пальца шириной, рамой. Картину вернули в студию - в сопровождении самого императора, Бирбала и Абул Фазла - и под наблюдением двух персидских мастеров аккуратно отделили разукрашенную раму от основной части работы. Когда скрытый фрагмент картины открылся взорам, присутствовавшие изумлённо ахнули, ибо там, пригнувшись к земле словно жаба, тащил подмышкой огромный рулон бумаг великий художник Дашвант, Дашвант - автор граффити, Дашвант - сын носильщика паланкина и похититель Кара-Кёз-Намэ, Дашвант, оказавшийся в единственном мире, в который отныне верил, мире таинственной принцессы, которую он создал и которая теперь рассоздала его. Он совершил невероятный подвиг, в точности противоположный тому, что удался императору, создавшему из небытия свою воображаемую царицу. Вместо вызванной к жизни фантастической женщины Дашвант превратил в фантастическое существо самого себя под влиянием (как и император) неодолимой силы любви.
Если границу между мирами можно пересечь в одном направлении, понял Акбар, можно перейти её и обратно. Мечтатель может стать собственной мечтой.
"Верните раму на место, - приказал Акбар, - и оставьте беднягу в покое".



From: Salman Rushdie. The Enchantress of Florence. Vintage Books, London, 2009.
Забавно: первый тираж появился той же прошлой весной, когда написались Глаза портрета.
mr_stapleton: (halloween)
Давным-давно в Ирландии жил фермер по имени Джек. Был он очень ленив и очень хитёр. К тому же он обожал выпить, и нередко можно было видеть, как, выйдя из пивнушки, он шатается на бровях по улицам. Но однажды, на свою беду, он встретил в таверне дьявола. У Джека не было денег, и дьявол предложил заплатить за его выпивку. Бедный Джек согласился.
Через десять лет дьявол явился к Джеку стребовать должок: он хотел получить душу фермера! Но хитрый Джек попросил у дьявола одолжения: разрешения съесть последнее яблоко перед тем, как покинуть эту землю. И когда дьявол залез на росшую в саду яблоню, Джек выхватил нож и нацарапал на стволе крест, который не давал дьяволу спуститься. Попавший в западню дьявол взмолился о пощаде. Фермер, наслаждаясь победой, поставил условие в обмен на душу: никогда не спускаться в ад. Дьявол, не в силах отказать ему в малейшей просьбе, согласился.

Ещё через несколько лет Джек умер. Прожив столь недостойную жизнь, он не мог оказаться в раю, а когда предстал перед дверями ада, дьявол преградил ему путь.
- Здесь тебя тоже не ждут, - сказал он.
- Но куда же мне теперь идти?
- Возвращайся туда, откуда пришёл.
- Дай мне хотя бы что-нибудь осветить дорогу, - попросил Джек.
- На, только не обожгись, - ухмыльнулся дьявол и швырнул ему уголёк адского костра.
Бедняге Джеку ничего не оставалось, как сделать из тыквы, которую он ел, фонарь (а фонарь по-ирландски - лантерн) и поместить туда уголёк.
И с тех пор в ночь Хэллоуина Джек бродит по земле в поисках места, где б он мог упокоиться с миром.



По книге Kerbraz, Lalex. Journal d'Halloween. (c) Editions du Rocher, 2002.
mr_stapleton: (Default)
from CELTIC MYTHS AND LEGENDS by Charles Squire

Святой Коллен, жаждавший удалиться от мира как можно дальше, устроил себе келью под скалой рядом с Гластонбери Тор - личным "островом Авалон" Гуина. Келья находилась у дороги, и однажды святой услышал, как двое прохожих говорили о Гуине, сыне Нудда, называя его королём Аннуна и фей. Св. Коллен высунул голову и велел им придержать языки, ибо Гуин и его феи - всего лишь демоны. Двое резко ответили, что вскоре святой сам предстанет перед тёмным правителем. Они ушли, и довольно скоро раздался стук в дверь. Спросив, кто там, св. Коллен услышал: "Я послан Гуином ап Нуддом, Королём Гадеса, пригласить тебя на вершину холма в полдень - говорить с ним". Святой не пришёл; и посланец явился второй раз с тем же посланием. Придя в третий раз, он прибавил угрозу: если св. Коллен и сейчас не пойдёт, ему будет хуже. Поэтому, испытывая лёгкое беспокойство, святой отправился в гости, но не безоружным. Он освятил немного воды и взял её с собой.

В обычные дни вершина Гластонбери Тор всегда была голой, но на сей раз святой обнаружил на ней прелестный замок. Туда-сюда сновали прекрасно одетые мужчины и девицы. Святого встретил паж и сообщил, что король ждёт его как почётного гостя к ужину. Св. Коллен обнаружил Гуина сидящим на золотом стуле за столом, уставленном редчайшими лакомствами и винами. Король пригласил гостя разделить трапезу, добавив, что если что-то особенно нравится святому, это будет немедленно подано ему в знак почтения. "Я не ем листву деревьев", - ответил святой, зная, из чего делают пищу и питьё фей. Не обескураженный столь непочтительным ответом король добродушно поинтересовался, нравятся ли святому ливреи слуг - пёстрые костюмы, красные с одной стороны и синие с другой. "Для своего рода одежда очень хороша", - сказал св. Коллен. "Какого же она рода?" - спросил Гуин. "Красное показывает, какая сторона сожжена, а синее показывает, какая сторона обморожена", - ответил святой и, плеснув вокруг себя святой воды, увидел, как замок, слуги и король исчезли, оставив его одного на голой ветреной вершине холма.

June 2016

S M T W T F S
   1234
5678 91011
12 131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 08:03 pm
Powered by Dreamwidth Studios