mr_stapleton: (Default)
Когда смотришь один из самых любимых спектаклей далеко не впервые, можно, во-первых, сосредоточить внимание на той линии, которая тебя сию секунду больше занимает, а во-вторых, повнимательнее взглянуть на эпизоды, ранее рассмотренные не так ясно :)

Таким эпизодом для меня сегодня стало падение дона Агустина (Фарид Тагиев) при первой демонстрации кукол. Никогда раньше не доводилось смотреть с двух метров от точки, где он стоит :) И наблюдать весь ритуал, начиная с вытаращивания глаз, исполненный точно и красиво.

А полным нежданчиком оказалось лицо Евгения Бакалова в тот момент, когда Пигмалион говорит, что виновата "минута слабости, быть может". Выражение его лица в это мгновение как две капли воды напомнило Ольгу Иванову!! ;)

О великолепной актёрской игре юго-западников и говорить-то каждый раз странно - боишься утонуть в повторах. Но Карина Дымонт, Илона Барышева, Александр Шатохин - да что перечислять, все артисты поистине великолепны! Спасибо!!!

Той самой сюжетной линией, которая заняла меня сегодня, стала история Пигмалиона. И, естественно, гимном прозвучало самое главное - "наутро я сменил замок и начал заново".

И да, с удовольствием потренировался в игре "запомни, кто в каком кофре в безумную кукольную ночь :))
mr_stapleton: (Default)
Нет месту аскетизма! (с)

*

Когда весной на сайте театра появилось сообщение о начале работы режиссёра Олега Леушина над спектаклем по роману Оскара Уайлда, первой в голову пришла мысль: "Ура, наконец-то талантливый и перспективный Миша Грищенко может получить большую и сильную роль!" Понятно, что альтернативы были, но очень надеялся. И надежды оправдались!

Спектакль получился настолько ошеломляющим, что связного текста у меня пока не выходит. Поэтому - штрихи.

Космическое начало - Дориан как поле очереднего сражения Белого и Чёрного, света и тьмы. Идеальный человек, созданный богом и брошенный им на искушение дьяволу. Прекрасный дуэт Олега Леушина и Фарида Тагиева.

Обалденное решение портрета.

Фарид Тагиев - ещё и потрясающий искуситель, лорд Генри.

Михаил Грищенко - супер-Херувим в первой, "овощной" фазе, отчаянное стремление выжигать всё напалмом в фазе второй, грешной. Видимо, пока разнузданные страсти доставляют артисту определённые трудности, но со временем всё будет!

Сергей Бородинов - очаровательный безумный и ревнивый Пигмалион, влюбившийся всем существом в своего Галатея.

Денис Нагретдинов - прекрасный потерянный актёр ("текст, Сибилла!!!") и неудачливый мститель.

Великолепные, яркие женские образы - Ольга Авилова, Илона Барышева, Алина Иванова, Ольга Иванова, Жанна Чирва, Леся Шестовская, Любовь Ярлыкова.

Антон Белов - идеально выдержанная роль, где артисту приходится постоянно наступать на горло (скорее даже, постоянно стоять на горле) приклеившегося к нему амплуа конферансье.

Замечательная хореография (Сергей Захарин, Ирина Скрипкина).

Волшебный свет, благодаря которому потрясающее свечение глаз артистов легко разглядеть даже из-под купольных балок (Вячеслав Климов).

Как всегда, прекрасная музыка с узнаваемыми фрагментами, отсылающими к другим юго-западным спектаклям (Михаил Коротков).

Чёрно-белые костюмы (Ольга Иванова), особенно эффектные с красной подсветкой.

Прекрасно построенные минималистские декорации - плавно ведущая наискосок через сцену к пороку/портрету лестница.

Неизбежные текстовые ляпы (см. эпиграф), которые постепенно уйдут по мере роста спектакля.

Общее ощущение - жутко (и) прекрасно!!! Из спектаклей, поставленных на юго-западной сцене Олегом Леушиным - пока безусловно сильнейший. Спасибо всем!
mr_stapleton: (nuernberg_face)
Если вам нужна ещё причина, чтобы забыть вечером все московские дела и отправиться в "Театр на Юго-западе", рад вам помочь :) С конца ноября в кафе театра размещена выставка фотографий, автор которых - замечательная актриса театра Любовь Ярлыкова. Снимки просто пронизаны светом и жизнью - "Дольки солнца", "После дождя", "Осень в окна". Великолепна серия кадров, сделанных на морском берегу - "Присутствие", "Мостки", "В море выходим"... Всё в целом - чудесное продолжение (или начало) того великолепного действа, которое вы сможете наблюдать на самой сцене театра. Не откладывайте, а то выставки имеют свойство закрываться ;) Адрес прежний: проспект Вернадского, 125.
mr_stapleton: (Default)
Очередной дуплет ВРБ: в одном из недавних интервью Валерий Романович сам говорил, что в последнее спектакли у него хорошо ставятся парами - то музыкальными, пусть "Аккордеоны" и "Гитары" и оказались разнесены по времени, то вот сейчас игровыми. И игры получились - не сказать, чтобы весёлые.

Главным бросающимся в глаза объединяющим оба спектакля моментом оказывается, казалось бы, не подготовленный предыдущими событиями на сцене всплеск жестокости в конце. Но если в "Наполеоне" император, до того казавшийся не столь кровожадным, как Калигула (сравнения напрашиваются, поскольку Олег Леушин перенёс на французского правителя многие черты правителя римского), решает сыграть в шахматы с лже-Этвудом до буквальности вслепую внезапно, то в "Кубиках" появление девочки Светы, блестяще сыгранной Ольгой Авиловой, размывает (так и хочется сказать "запойное") веселье играющих в кубики мальчишек постепенно. Но эффект от ужаса, проникающего под кожу по капле, не становится меньшим.

Нельзя сказать, что нагнетание черноты стало для Беляковича чем-то совсем новым. "Dostoevsky-Trip" Сорокина ничуть не менее жуток, да и канторовский "Бабуин" вполне себе ужасен. Однако здесь тьма, накрывшая ненавидимый прокуратором город подмостки ЮЗ, слишком густа, и тебя накрывает после спектакля сильнее именно за счёт, очевидно, продуманного кумулятивного эффекта: мощь тьмы более чем удваивается сдвоенной премьерой.

Обидно, что попытки разобраться в оттенках чёрного несколько заслоняют при мысли о спектаклях игру актёров. А посмотреть там есть на кого. В "Кубиках" великолепна, как я уже упоминал, Оля Авилова, прекрасен ставший редким гостем на сцене Денис Шалаев, очень хороши и все остальные мальчишки, а уж Ольге Ивановой за упражнение на бревне, думаю, и гимнастические судьи высший балл бы поставили. В "Наполеоне" я наконец-то по-настоящему рассмотрел замечательный талант Сергея Бородинова, лишний раз убедился в мощи Евгения Бакалова. А вот кого не понял - так это лже-Этвуда (Михаил Инчин) и доктора (Александр Куприянов). Доктор показался излишне суетлив. А роль актёра-лейтенанта почему было не дать, например, своему Максиму Лакомкину? Если же Инчина взяли в труппу, то - зачем???? учитывая, что хороших артистов на ЮЗ и так выше крыши, а актрис раз, два, и обчёлся...
mr_stapleton: (Default)
[совершенно субъективные наброски]

В дни, когда вся прогрессивная Россия наперебой обсуждает сравнительные достоинства Дзагоева и Шатова и сокрушается о Дзюбе и Широкове, ваш покорный слуга с удовольствием обнаружил себя на юго-западном предпремьерном показе. А через два часа ушёл оттуда - тоже с удовольствием, но уже смешанным с некоторыми другими чувствами и мыслями.

Ученик, получивший знамя встречи с песней Юго-Запада из рук отправившегося сначала в театр Станиславского, а затем и вовсе в свободное плавание учителя, пошёл по его стопам. Очевидно, скучая в тесных рамках режиссёрской работы, Олег Леушин создал спектакль "В поисках сокровищ, или Невероятная история одного кораблекрушения" с нуля, написав сначала пьесу. И пьеса эта вместила всё: и сюжеты разных пиратских историй, и обильные цитаты - от других спектаклей ЮЗ до классики советского кинематографа. Для человека, любящего сулугуни со сгущёнкой игры с сочетаниями разнообразных культурных пластов, пьеса и спектакль - истинная находка. Единственное: много ли таких человеков среди заявленной детской публики 12+? Легко ли - и главное, интересно ли - школьнику такого возраста следить за частыми, резкими и не всегда чётко оправданными переломами действия, да ещё и почти два часа без перерыва?

Принесённые на спектакль цветы, естественно, нашли свою обладательницу, но в очередной раз оставили меня со смутным ощущением неправильности происходящего. Да, Алина Иванова в роли Кэтрин вполне хороша. Но Люба Ярлыкова, пожалуй, сыграла бы ту же роль ещё ярче - а ей досталась совершенно никакая хорошенькая положительная девочка Луиза, которая, как ни разукрашивай её актёрской игрой, всё равно останется пустышкой. Актёр растёт через роли, причём через роли постепенно всё более сложные, требующие всё большей работы. Если же ты становишься - или тебя делают - заложницей амплуа миленькой бестолковки, развиваться тебе становится гораздо сложнее.

Похожие мысли возникают и по мужской части труппы. Как говорят знающие люди, которым есть все основания доверять, Сергей Бородинов - артист очень хороший. Но по первым двум его спектаклям (сначала были "Дураки") я пока вижу артиста, не вписывающегося в юго-западный стиль. В своё время аналогичные трудности были у меня с восприятием Максима Драченина, который и в "Этих свободных бабочках", и в "Опере нищих" существовал как бы отдельно от остального действия. Но Максиму просто в силу молодости адаптироваться к новой для себя школе, не теряя при этом своих сильных качеств, было легче. К тому же я как-то до сих пор не увидел никакой реальной необходимости трансфера Бородинова. Хороших артистов-мужиков на ЮЗ и своих пруд пруди, на всех ролей и так не хватает.

Вот как-то так. Вчера спектакль порадовал: и пиратом-рыбаком Дениса Нагретдинова, и боцманом-бунтовщицей Жанетты Чирвы, и археологом-историком-врачом-миллионером Андрея Санникова, и братом Томом Фарида Тагиева, и пиратом Генри Михаила Грищенко, и капитаном Тэйлором (а не Тэлором, как в программке) Константина Курочкина, и многими другими. Но ещё раз я на него пойду вряд ли. И число тех, кому бы я его смело порекомендовал, увы, очень невелико: причины - выше.
mr_stapleton: (Default)
(вдогонку к циклу юго-западных сонетов: http://mr-stapleton.livejournal.com/103635.html - прим. авт.)

*

Любови Ярлыковой




Цезония. Ни смерти, ни любви,
Лишь пустота любовной пляски смерти.
Свобода в запечатанном конверте,
Последние мелодии. Зови

Исчезнувшего Гая и прерви
Бессмысленные образы. Не верьте
Ни в логику, ни в божество, отмерьте
Свой край - и доходите до крови.

Единственная веха на пути -
Свобода, до которой не дойти,
Пока ступни к земле не охладели,

Пока на пир посредственной ночи
Не снизошла луна: её лучи -
Последний ключ к оставленной постели.
mr_stapleton: (Default)
Рождённые под Знаком качества
Пути не помнят своего,
Но мы, отребье человечества,
Забыть не в силах ничего.


Спектакль потрясающий и очень тяжёлый - так и представляешь, как огромный сундук с драгоценностями грузно становится на пол комнаты, сразу занимает огромную часть пространства и привораживает взгляд входящего. "ну вот, только вошёл - сразу же сморозил глупость" (с). После того, как не стало Михаила Докина и Сергея Беляковича, очень трудно было идти на это столь привлекавшее всегда зрелище. А тут ещё театр, увы, расстался с блиставшим в спектакле Игорем Китаевым... Но вдруг - благодаря Анне Китаевой - выяснилось, что Игорь работает над ролью со своим преемником, и возобновление знакомства стало насущной необходимостью :)

И Фарид Тагиев сделал совершенно другого - и ничуть не менее замечательного героя. Там, где у Игоря доминировала желчь, у Фарида клокочет ещё не остывший энтузиазм. Китаевский Гуревич вполне осознанно провоцировал врачей и Мордоворотов, словно желая посмотреть, а до какой ещё бездны те способны опуститься. Гуревич Фарида, прекрасно понимая всю бессмысленность общения со всей этой судебно-исправительной бандой, продолжает свои искромётные диалоги в основном из чистой любви к искусству, ибо не может остановиться. Ему не мешают даже великолепные оговорки вроде "ночи святой Вальпургии с тридцатого апреля на первое марта" ;)

И, конечно же, спектаклю добавило глубины появление Любови Ярлыковой в роли Натали. В отношениях Натали Галины Галкиной и Гуревича Игоря Китаева было больше обыденности, заезженности, ощущения "в каждом порту меня ждёт сестра, хочет меня спасти" (с). А тут Галина по-новому раскрылась в роли старшей сестры, смягчив присущие Ирине Сушиной более резкие нотки, но оставшись столь же безжалостно-глумливой по отношению к пациентам ("всё ещё дышит? неважно, всех в яму, там разберутся"). А главное - встреча Гуревича и Натали стала искрой, из которой абсолютно логично возгорается последующий апофеоз. Натали Любы, несмотря на весь окружающий и заражающий её цинизм, эмоционально более открыта и чувствительна. И не то чтобы веришь, что машина по подавлению любых мыслей и чувств может дать на ней сбой или слабину, но как-то вдруг оказывается, что и внутри этой машины можно сохранять человеческие чувства.

Михаил Грищенко в роли комсорга Пашки Ерёмина кажется чуть ли не единственным настоящим сумасшедшим в сумасшедшем доме :) Как всегда, великолепны старичок Вова Валерия Черняка и цветовод Стасик Александра Задохина, Серёжа Клейнмихель Олега Задорина (хоть он давным-давно и исключил из своего списка перспективной застройки "аэродром культуры для татар и космонавтов") и контр-адмирал Михалыч Александра Горшкова. Отлично вживается в роль Прохорова, "старосты третьей палаты и диктатора первой", Денис Нагретдинов... Жизнь продолжается!

Так поднимем бокалы за солнечное сплетение обстоятельств!
mr_stapleton: (Default)
В последнем утреннем сне я обнаружил себя в кафе театра на ЮЗ рядом с Олегом Николаевичем Л. Судя по ощущениям, сверху только что закончился репертуарный спектакль, а здесь планировалось продолжение вечера. Мне, к сожалению, надо было уходить, и мы облобызались в щёчку. Взяв на прощание мою руку в обе свои, ОНЛ как-то печально произнёс "Приходите ещё..." Учитывая, что за последние полмесяца два наших похода в театр сорвались, а сегодня я сильно рискую пролететь мимо любимой "Вальпургиевой ночи" с премьерами любимых артистов, сон представляется безрадостным предзнаменованием.
mr_stapleton: (nuernberg_face)
Видимо, скоро я такими просьбами вас тут задолбаю.
Сам уже начинаю с ужасом наблюдать, как мой тихий футбольный журнал превращается в театральную кассу, но:
Появился один (1) лишний билет на ближайшее воскресенье на Фотоаппараты.
Первый ряд, цена 1000 рублей, начало в 19:00.
К билету прилагается злобный я, каковой и встретит вас у театра минут за тридцать-двадцать-десять до начала.
Адрес, если кто ещё не выучил, - проспект Вернадского, 125.
Заявки принимаются в комментариях.

Update
Спасибо, желающие - по необходимости - нашлись :)
mr_stapleton: (nuernberg_face)
Всем привет!

Что-то с кармою беда.
На воскресный вечерний концерт образовались два лишних билета.
To be delivered мною (мысленно стрижёте юзерпик под корень и получаете то, что увидите) прямо перед началом - без чего-нибудь 21, Вернадского 125, Театр на ЮЗ.
Заявки оставляйте в комментариях.
А вот что, в частности, вас ждёт:

[livejournal.com profile] zavlit_sw пишет: Иван Замотаев на стихи Петра Гладилина.

16 декабря, в Арт-Кафе театра на Юго-Западе Иван Замотаев поёт песни на стихи Петра Гладилина.

mr_stapleton: (crow)
Отсутствие моё большой дыры в пейзаже
не сделало...
(с) Бродский


Порой масштаб явления начинаешь осознавать, когда оно исчезает из твоей жизни. Смотришь, бывало, Самоубийцу с Валерием Афанасьевым - и думаешь: ну что этот Гранд (хоть якобы и с кубик) одеяло на себя тянет? Как-то его многовато - даже притом, что Александр Горшков сам парень-не-про-мух...

Вчера [простите, уже поза-] в роли Г.-С. я впервые увидел Андрея Санникова. И оказалось, что все мои давнишние сомнения насчёт гармонии спектакля - абсолютно оправданы ;) Санников играет совершенно другого Аристарха Доминиковича - условно говоря, вторую половину фамилии. Там, где Валерий Алексеевич сеял громы и молнии, Андрей Александрович чуть ли не застенчив: в его "Пусть там, в Кремле, знают, что работает на благо строительства этакий Гранд-Скубик" сразу слышатся бессмертные Бобчинский с Добчинским. И за счёт этого кубики кусочки пазла гораздо лучше подгоняются друг к другу.

Но я-то почему ничего не создал? У меня же было столько времени!...

Дмитрий Гусев в роли Подсекальникова раскрылся уже настолько давно и красиво, что других Семёнсемёнычей, хоть и видел, даже не вспоминаешь :) Характер героя позволяет Дмитрию Николаевичу играть всю пресловутую теодор-гуго-шульцевскую гамму человеческих эмоций: тут тебе и занудное, ущербное требование внимания к себе, и язвительно-ироническое "знаю я, зачем вы мне накладываете: вы мне со значением накладываете!", и вспышки воодушевления в мечтах об "игрании на бейном басе" и блистательной карьере, и ужас от непредвиденного "самого дешёвого ро... яля!", и безумное отчаяние в критический момент - "вот тут тик и пиф, и это я понимаю, но тут-то уже так и паф, и вот тут уже вообще ничего не понятно"...

И прекрасные женщины в белых попонах...

Юго-Запад давно и, как мне кажется, справедливо заслужил репутацию "мужского" театра: по сложившейся за долгие годы тенденции труппа постоянно пополняется сильными молодыми артистами, а вот приток с другого берега сильно ограничен [риторическая реплика в сторону: почему, например, в театре так и не появилась прекрасная актриса Анна Нестерова, восхитительно блеснувшая пару лет назад на показе мини-спектаклей курса ВРБ?]. Но и немногочисленные "выжившие в катаклизме" леди создают в спектакле нужную атмосферу - то удушающе-домашнюю (Жанна Чирва и Галина Галкина), то экзальтированно-гламурную (Илона Барышева, Ольга Иванова, Ирина Сушина).

А Вам как отвечать - по долгу аль по совести?...

Кто не перестаёт удивлять - так это Долженков. Его отец Елпидий - первосвященник Каифа наизнанку: у оппонента Пилата трагедия и пафос - здесь фарс и игривость. За вчерашний спектакль Валерий Михайлович по праву должен получить переходящее красное знамя "Главная зажигалка театра" ;)
Впрочем, остальные "представители интеллигенции и торговли" тоже не подкачали. Так что в завершение вернусь к уже сказанному: спектакль смотрится очень гармонично.
Спасибо всем!
mr_stapleton: (Default)
В конце сентября, оказавшись в командировке в Санкт-Петербурге, заметил в театральной афише знакомое название - и не смог устоять. Поэтому дождливым вечером осеннего равноденствия и оказался в Александринском театре на Укрощении строптивой. А выйдя из зала, решил продолжить изыскания в Москве - и узнал, что кроме любимого Юго-Запада, спектакль по той же пьесе идёт и в Сатире. Долго раскачиваться не стал, взял билет в Сатиру на начало октября, а ещё через несколько дней прошёл по входному на ЮЗ, чтобы завершить эту мою маленькую шекспириану.
Сначала хотелось написать подробные мысли по каждому спектаклю - потом, естественно, не нашлось времени. Но вот Анна Китаева спросила, не хочет ли кто ещё сравнить разные постановки одной пьесы - и вдруг выяснилось, что я не прочь :)

Итак, Александринка. Постановка Оскараса Коршуноваса.
Баптиста - Виктор Смирнов
Катарина - Александра Большакова
Бьянка - Мария Луговая
Петруччо - Степан Балакшин
Люченцио - Тихон Жизневский
Самым ярким впечатлением от спектакля, вопреки Штирлицу, оказалось его начало. Режиссёр решил сохранить шекспировский текст целиком, с прологом, как бы помещающим основную часть пьесы в футляр. И в этом прологе медник Кристофер Слай (Валентин Захаров) появляется сначала в зрительном зале, с бутылкой в руках, показательно препираясь с зрителями первого ряда. Очень забавно смотрится длиннющая красная "жена", которую подыскивают протрезвевшему Слаю. Пространство "укрощения" возникает на сцене постепенно, причём организовано это пространство в первую очередь большой гимнастической конструкцией-этажеркой, на которой актёры во многом и проживают действие. Когда же артисты не карабкаются по огромной раме, они действуют через стоящие на сцене торсы: актёр вставляет руки в рукава закреплённого на стойке костюма и произносит реплики в этой как бы уже двойной (не просто актёр, но актёр, играющий актёра) отстранённости. Очень интересна идея с огромной полой "троянской" лошадью: средство передвижения Петруччо и Грумио становится ещё и источником реквизита, а затем и краковременным местом ссылки строптивой Катарины. Сама Катарина удивляет искренним финалом: речь "о том, как жена должна повиноваться мужу, и что такое муж", произносится ей на полном серьёзе. И вообще питерская версия Катарины отличается мягкостью: для неё строптивость - скорее игра, которой она наслаждается ничуть не больше, чем потом - если захочет - может наслаждаться покорностью мужу и его покровительством. Петруччо здесь берёт юношеской удалью, напором, залихватством. Общее настроение пьесы - игра. И при этом спектакль заставляет думать, что совсем не вредно :)

Сатира. Постановка Валентина Плучека.
Баптиста - Владимир Носачев
Катарина - Марина Ильина
Бьянка - Светлана Малюкова
Петруччо - Игорь Лагутин
Люченцио - Евгений Хазов
По характеру и настроению этой постановки кажется, что она в неизменном виде дошла до сегодняшего дня примерно из середины шестидесятых. Удивляет - с самого начала, и чем дальше, тем больше - какое-то полное несоответствие музыки происходящему на сцене. То ли композитор писал музыку совсем для другого (как Церетели лепил то, что позже назвали Петром и водрузили в Москве-реке, как Колумба, и ставить собирался в Америке), то ли спектакль всё-таки изменился по сравнению с первоначальным, а музыка - нет... Катарина здесь играет строптивость как расчёт. Всё то, что у книжной строптивой диктуется сердцем, здесь идёт от головы. Причём все приёмы давно и многократно отработаны. А Петруччо - вообще фрукт. Лучшее определение, чем "бывший мачо", подобрать трудно. Холодный, жёсткий, самодовольный экземпляр. Общее настроение пьесы - расчёт. Считают все, считают всё. И даже костюмы - эта постановка единственная из трёх рассматриваемых (не считая пролога в Александринке) старается полностью воспроизвести костюмы эпохи - не делают постоянно перескакивающие цифры, как в глазах щуки из Падал прошлогодний снег, менее заметными, а лишь усугубляют общую тенденцию.

Юго-Запад. Постановка Валерия Беляковича.
Баптиста - Константин Курочкин
Катарина - Ольга Авилова
Бьянка - Вероника Саркисова
Петруччо - Михаил Белякович
Люченцио - Фарид Тагиев
А этот спектакль - о любви. И те важные у Шекспира персонажи, что в Александринке и Сатире остаются не более чем реквизитом - Батиста, Бьянка, Люченцио - оживают, и благодаря им спектакль из плоского становится объёмным, многомерным. Для меня главное в Укрощении Беляковича - игра. Любовь и радость жизни - вот настроение спектакля. И самой любимой сценой, чуть ли не смысловым центром всего вечера для меня вот уже много лет остаётся объяснение Бьянки и Люченцио, когда фальшивый учитель поэзии открывается наконец своей "ученице поневоле". Младшая сестра здесь не то что незаметна - она во всех отношениях достойна старшей. Юго-западная Катарина своим темпераментом заткнёт за пояс любую конкурентку - и при этом её смирение в "традиционном наряде невесты" выглядит вполне органичным. Петруччо... всю гамму чувств, которую показывает здесь Петруччо, возможно, просто трудно было бы разглядеть на большой сцене. Но это не циник, а такая же мятущаяся душа, которая пытается найти точку опоры в самоутверждении. И важно, что у неё это получается :)
mr_stapleton: (nuernberg_face)
Валерий Романович находится в реанимации. Воспаление лёгких. Врачи не дают прогнозов. Иммунитет на нуле. Он почти не борется за жизнь. В такой ситуации каждый, кто пожелает ему сегодня здоровья, хотя бы мысленно, каждый поможет.
http://zavlit-sw.livejournal.com/161952.html
mr_stapleton: (Default)
Мне теперь всегда тошно: куда ни приду, кого ни увижу...
[ Сара Абрамовна ]


Тянет в последнее время Валерия свет Романыча Б. на мрачные спектакли. Последними светлыми на моей памяти - может, у кого-то она посвежее - были Эти свободные бабочки и Укрощение строптивой. А там поехало - одно другого тоскливее: Бабуин, Фотоаппараты, Шанель...

Ощущение, правда, получилось мощное, хотя во многом и вторичное.
Традиционная музыкальная канва - в основном из русской (и советской в русском стиле) эстрады - раз уж и горе-Наитие в уже испытанных мешковинках да кокошниках.
Длинный стол, вращающийся посреди сцены - отличный символ пустопорожнего кружения на месте = бурлацкого труда пенсионерок-артистов ("мы - и вдруг в темноте?!"). Но похожий стол уже был в Бабуине.
Станки и зеркала по краям создают великолепный задник, но при этом вызывают навязчивые ассоциации с Комнатой Джованни, особенно когда туда уходит после "смерти" великолепная Капитолина Петровна (Максим Шахет, welcome back!).
Очень порадовала роль Галины Галкиной - в кои-то веки наименее гротескная из всех ролей спектакля - и её игра. Всё-таки у ВРБ очень сильная тенденция ограничивать актёров рамками одного амплуа...
Вот и Денис Нагретдинов: прекрасно сделанный Сергей Сергеевич - тем не менее во многом копия Ральфа Бенсона. Причём именно в сценическом воплощении - когда читаешь пьесы, такая близость ролей незаметна.
И Олег Анищенко: при всей его органичности регулярно проскальзывали если не прямые цитаты, то кальки из Укрощения. Рука режиссёра...
А вот Михаил Белякович - в духе лучших представлений Сна в летнюю ночь - великолепно пронзителен.
Трогательно-очарователен Андрей Санников в "одержимой стихами" роли.
Олег Задорин - ну просто чудо: столько чудаковатой самоиронии в рассказе про историю с мальчиком в автобусе :)
Константин Курочкин, бедняга, единственный сдёрнул платок вместе с чепцом. Но быстро исправился ;)
Кстати, прекрасная находка: пачка некрологов в руках Тамары Ивановны (Александр Горшков теперь тоже нечастый гость...).
mr_stapleton: (Default)
Третья голова

Николай Ломтев в роли третьей головы Дракона брал меня за живое - до подступающих к горлу слёз, до состояния, когда сердце словно отрывается от всего внутри и зависает в невесомости, готовое ухнуть в пропасть - своей потрясающей добротой. Его голова человечнее - или кажется человечнее, что в контексте сказки равносильно истине - не только всех жителей города, которые скроены самим Драконом себе на потребу. Его голова в чём-то человечнее даже самого профессионального героя Ланцелота. До дрожи пробирал эпизод, когда голова убеждала Ланцелота забирать Эльзу и уходить из города подобру-поздорову. А когда голова с Ланцелотом на два голоса обращались к Эльзе с одними и теми же словами, каждый истолковывая их по-своему, третья голова Дракона звучала убедительнее.

Евгений Бакалов в той же роли скорее не искренен, а обходителен, очарователен, фантастически любезен. Доминирующая черта его версии третьей головы - ехидство, сарказм, которые, возможно, и впрямь должны быть свойственны огнедышащему летучему змею, но сильно снижают пафос. А здесь тот случай, когда пафос не то что просто не мешает, а вообще является чуть ли не главной движущей силой сказки. Вот и получается, что третья голова имени Бакалова всухую проигрывает себе же имени Ломтева в главном: от неё не так страшно, не столь леденяще жутко...

Генрих

Алексей Матошин в роли сына бургомистра весь спектакль танцевал с папашей "танец силы". Его Генриха ни секунды не мучили вопросы "а почему я должен слелать ту или иную подлость" - для него существование в такой среде было абсолютно естественно, впитано с молоком отца матери. И образцом для него был отец, и главным стимулом - стремление перещеголять, переподличать подлеца-отца. Позиция "Да, вот такое я говно, и мне это нравится". Он был готов удушить/пристрелить/утопить - лишнее зачеркнуть, запасное приберечь - собственного отца собственными руками, лишь бы достойно продолжить его дело.

Фарид Тагиев играет совершенно другого сына. Его Генрих "оказался первым учеником" скорее не в умении делать подлости, а в умении убеждать себя в том, что не всё так страшно, закрывать глаза на окружающий ужас и так и жить с закрытыми глазами. Особенно ярко это проявляется в его диалогах с Эльзой. Там, где Алексей брал нахрапом, Фарид чуть ли не извиняется. Его Генриху жутко неудобно в собственной шкуре, словно тому киплинговскому носорогу, которому крошки спину тёрли. Не факт, что такой Генрих ближе к шварцевскому, но он очень интересен. И - опять-таки - человечен...
mr_stapleton: (Default)
Бывает, звонишь Ольке, а попадаешь к Таньке
Бывает, пишешь хокку, а получается танка.
Бывает, хочешь со штрафного пробить, а замечаешь на дальней штанге свободного партнёра - и навешиваешь.
А бывает - как вчера. Приходишь на любимый спектакль, зная, что многие сцены могут пробирать до дрожи. И пробирают. Зная, что спектакль на редкость гармоничен. И артисты, прекрасные каждый сам по себе, выдают великолепную "химию" во взаимодействиях.
Дивный господин кот Машенька ("Люди так ненаблюдательны...") и пока ещё только осматривающийся в городе Ланцелот ("Ну что, по рукам... то есть по лапам?").
Очаровательно не привязанный ко времени архивариус Шарлемань, говорящий всё тише, становясь внутренне всё твёрже, и потрясающая парочка Бургомистр-Генрих, где каждый так и стремится перещеголять другого во всём, от силы до подлости.
Игривый Дракон-Пожарный и феноменально целенаправленный Дракон-Садовник.
Маниакальный Тюремщик и безвинно-безлично-бездушные Мальчики-Девочки...
Но ты знаешь, кто из них самый-самый. Знал это уже после первого похода на спектакль, и новый просмотр лишь утверждает в этом мнении. Удивительно человечный, справедливый, мудрый и добрый [разумеется, по своим драконовским меркам и при всей своей драконовской беспощадности] Дракон-Булочник.
И вот - поклоны с аплодисментами. И ты идёшь на сцену отдать букет тюльпанов великолепному Николаю Ломтеву. И - просто физически не можешь пройти мимо бесподобной Эльзы - Олеси Шестовской...
mr_stapleton: (Default)
Ждал начала сезона, но даже не подозревал, насколько соскучился :)
Если всё-таки подхватили бамбуковую дёргалку, это надолго! ;-)
Традиционно - позабавили мысли о возможных переменах,
возникшие при обсуждении послевкусия с [livejournal.com profile] laranja_beige:
Илона Барышева - Ипполита
(Тамара Кудряшова всё-таки ни разу не амазонка),
Алёна Кузнецова - Гермия Елена
[оговорочка прямо по дедушке Ф. - Гермия-Алёна была бы хоть куда!]
(Жанна Чирва куда лучше смотрелась с Александром Горшковым).
Сегодня первые полчаса труппа просыпалась, а разбудил их Оберон :)
И всё-таки - что за музыка, под которую первый раз выходит Титания!
Special thanks to [livejournal.com profile] tomine_osd for music!

mr_stapleton: (Default)
Играли все настолько здорово, что в середине второго акта возникло желание раздраконить букет и подарить всем по цветочку. Удержало только то, что одиночная альстромерия смотрится чахло.

Не уверен, что через шесть дней после похорон Сергея Романовича Валерию Романовичу стоило выходить на сцену с текстом "На мне печать древнейшего проклятья - убийства брата". Есть другие монологи. Есть Игорь Китаев.

Не уверен, кстати, что в день похорон стоило играть комедию. Когда видел глаза Алексея Ванина или Галины Галкиной, моментально забывалось о всяком веселье, да и собственный хохот начинал казаться неуместным. Была возможность перенести на следующий день после закрытия сезона.
mr_stapleton: (Default)
неужели правда?
прорва ненасытная, кого ещё тебе надо?
новый траур.
вечная память.
...как долго и мучительно уходил Пеппино...

и - прошу Вас, Валерий Романович: не возобновляйте "Требуется старый клоун". спектакль слишком прожорлив.


фото с сайта театра
mr_stapleton: (Default)
Всё, что бы я ни писал, всё это сухо, мрачно, безжизненно...
[ Треплев ]


Эпиграф, собственно, потому, что я даже не надеюсь передать здесь все свои впечатления от потрясающего спектакля. Скорее это торопливые наброски на манжете, чтобы не стёрлись у меня самого движения души, чтобы хоть как-то продлить сумасшедшее очарование трёх часов на юго-западной сцене.

Музыка столь плотно вплетена в ткань спектаклей Беляковича, что иногда она и становится самой этой тканью, и именно по ней вышивают свои монологи / реплики / диалоги артисты. В сегодняшнем спектакле, особенно в первом действии, музыка просто захватывала. Тонкая в лирических моментах, мощная при драматических коллизиях, она просто несла на себе всю сценическую жизнь. В какие-то мгновения мелодии словно приподнимали над креслами, и ощущение больше всего напоминало отчаянную погоню из последних сил, словно Меньшов снова взбирался на Везувий, пытаясь при этом не отпустить Ди Луку и Састре. Авторам звукового великолепия - звукорежиссёру Анатолию Лопухову и, очевидно, самому ВР - огромное отдельное спасибо!

Прежде чем говорить об артистах, очень хочется задать вопрос драматургу. Антон Павлович, не будете ли Вы так любезны объяснить, почему произведение насквозь трагичное, мелодраматичное, какое угодно, но только не комедийное - носит гордое название "комедия"? Может быть, конечно, у меня начисто атрофировалось чувство смешного, и на самом деле над финальным монологом окончательно съехавшей с катушек Заречной "я - чайка, я - актриса" все нормальные люди радостно хохочут? У меня в этом месте - спасибо великолепной Карине Дымонт и бесподобному Алексею Матошину (Треплев) - слёзы на глаза наворачивались.

Больше всего потряс Константин Курочкин. И этот факт меня поразил, ибо роль Медведенко при всём желании не назовёшь главной. В спектакле, как и в пьесе, есть несколько главных фигур, вокруг которых разворачивается действие, и зарабатывающий 23 рубля в месяц (он повторяет это так часто и так выразительно, что не запомнить невозможно) сельский учитель к их числу явно не относится. Но - и тут я возвращаюсь к вопросу о комедийности - насколько же глубоко и выпукло показал артист всю безнадёжность, всю трагичность и беспросветность положения, в котором находится - всё, без исключения - изображённое в произведении общество. Сцена его отъезда домой "к ребёночку", когда Маша демонстративно остаётся там, где Треплев, наплевав на собственный материнский долг - настолько щемящая и давящая, что просто захлёстывает сплошной экзистенциальной тоской, с головой, будто океанская волна. Точнее, чем Антон [livejournal.com profile] poooshkin после спектакля, не скажешь: "в первом действии придавило, во втором - накрыло". "Мгла, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город..."

Мнения о самой Маше (Илона Барышева) у нас с [livejournal.com profile] laranja_beige разделились. Оля считает, что чёрношапочный персонаж Илоны выпадал из ансамбля. Мне же кажется, что скорее Мария Ильинична как таковая несколько вываливается из ряда остальных действующих лиц. Дочь управляющего поместьем - явно не прислуга ни по воспитанию, ни по образу жизни, но и совершенно не господского поля ягода. Болтается между хозяевами и работниками, между небом и землёй, между Треплевым и Тригориным, а затем и между семьёй и своими представлениями о (псевдо)морали. И вот такую вот "ничем-вроде-бы-не-потревоженность, но и ни-на-чём-не-распятость... ни-из-чего-не-изблёванность" Илона играет просто великолепно.

Кстати, о Тригорине (Олег Леушин). В данном случае для меня самое интересное - именно возможность, не только грамматическая, но и смысловая, такой фразы: "Кстати, о Тригорине". Человек, непосредственно влияющий на судьбы центральных персонажей - Аркадиной (Ольга Иванова: заключительная сцена, в которой она узнаёт о самоубийстве сына - одна из лучших во всём творчестве актрисы), Заречной, Треплева - и сам занимающий в пьесе одно из главных мест, в спектакле практически незаметен. Проходит где-то по краю, "как каравелла по зелёным волнам", не писатель / светский лев / властитель дум столичных салонов, а тень, рыболов, готовый в любой момент поменяться местами с рыбой и уйти в глубину, подальше от берега, чтобы, не дай бог, не тронул бы кто: "когда я с ней, Димитрий, я чувствую себя беспомощным, как младенец... агу!" Главное, чем запомнился леушинский Тригорин мне - косвенно вдохновлённым им монологом Треплева о творчестве, из которого и взят эпиграф к данным бессвязностям. И - первым появлением: слегка затемнённые очки плюс общие контуры лица сделали его удивительно похожим на Борисборисыча!

Как-то много у меня получается цитат из других вещей. И это, пожалуй, в большой степени продиктовано самим спектаклем. С самого начала: первый же выход Треплева - в сером балахоне с длиннющими, чуть не до пола, рукавами и полностью закрывающим голову капюшоном - сразу выхватил из памяти местного Гамлета. Заречная, в окончательном отчаянии проговаривающая на авансцене "я - чайка" - клон Офелии на берегу пруда, перечисляющей собранные травы. А когда подходит Треплев и неуклюже пытается её утешить - тут уже и Ромео с Джульеттой вспоминаются, и Дракула с Вильгельминой. Подпрыгивания и прихлопывания себя по груди приговаривающего "Восторг!" Шамраева (Валерий Афанасьев) можно найти в разных ролях артиста из классического репертуара. Наверняка я что-то ещё упустил. Но при всём при том - такие переклички ни в коем случае не воспринимаются как штампы, как что-то вторичное: состояние, в которое погружает тебя зрелище, таково, что игра цитатами скорее обогащает восприятие, как расширяет восприятие текста мелькающие в нём аллюзии на известные и автору, и читателю старые добрые книги.

Первый поток памяти иссяк, и осталось - всё с той же огромной благодарностью - упомянуть остальных участников.
Полина Андреевна - Надежда Бычкова: гитара в её руках - достойное дополнение к прекрасному голосу. Дорн - Алексей Ванин: играет так, что начинаешь понимать, почему доктора часто считались самыми умными людьми. Сорин - Валерий Долженков: бессмертному "голос сильный, но... противный" веришь сразу и во веки веков. Яков - Михаил Коротков: все преходящи, а музыка, "которую он в данный момент представляет", вечна :)

Спасибо всем!!!!

June 2016

S M T W T F S
   1234
5678 91011
12 131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios